Тренировка мозга

Тренировка мозга

Тренировка мозга
Нейропсихолог Барбара Сахакян о тренировке когнитивных способностей, болезни Альцгеймера и улучшении когнитивных функций при помощи игр

Психологи могут использовать в своей работе разные методики. Например, когда мы работаем с пациентами, страдающими от депрессии, мы часто используем такие методики, как когнитивно-поведенческая терапия. Но мы начинаем понимать, что многие люди с нейропсихиатрическими расстройствами и травмами головного мозга имеют проблемы с когнитивной функцией, и в таких случаях психологи часто используют так называемые тренировки когнитивных способностей — это способ увеличить когнитивные способности не при помощи препаратов, а предлагая пациентам тренировать мозг по установленным методикам. Обычно тренировка когнитивных способностей проводится на компьютере. Однако мы обнаружили, что и здоровым людям тренировки когнитивных способностей могут пойти на пользу.

В одной работе Торкель Клингберг из Каролинского института показал, что если здоровые люди в течение продолжительного времени тренируют рабочую память, это приводит к изменениям мозга и его активизации, а также к изменениям в рецепторах D1 в мозге. Это очень интересно — как вы можете изменить эти схемы в мозге. Несколько лет назад мы с коллегой написали для Британского медицинского журнала (British Medical Journal) работу под названием «Используй или потеряешь» (Use It or Lose It). И она была посвящена тому, что нам нужно заставлять разные зоны нашего мозга работать, если мы хотим, чтобы они оставались активными. И то, что люди, к примеру, решают кроссворды, судоку или постоянно получают образование, чтобы стимулировать свой мозг, — это все очень важно, и нам действительно нужно делать все это на протяжении всей жизни.

Мы знаем, что тренировка когнитивных способностей действительно работает. Разные исследователи, например Тиль Уайкс из Института психиатрии, провели метаанализ, исследуя эффекты от тренировки когнитивных способностей по сравнению с другими формами реабилитации пациентов с шизофренией. И это показало, что тренировки имеют среднюю величину эффекта на когнитивные способности, а также среднюю величину эффекта на психосоциальное функционирование. Таким образом, в результате тренировок у пациентов не только улучшается когнитивная функция, но и вследствие этого эффект наблюдается в их повседневной жизни и психосоциальном функционировании.

Проблема с тренировкой когнитивных способностей заключается в том, что для ее проведения вам обычно нужно ехать в клинику, зачастую вам при этом должен помогать специализированный персонал: все это может быть очень дорого и неудобно. В моей лаборатории мы искали способ, как можно модифицировать эти тренировки, чтобы сделать их веселыми, интересными и легкодоступными. И мы решили геймифицировать этот процесс — у нас в лаборатории работает разработчик игр. Мы использовали исследования, которые мы проводили на протяжении 20 лет, чтобы оценить нейропсихологические улучшения от выполнения тренировок и улучшения, которые мы видели на нейровизуализации зон мозга, активизированных при помощи этих заданий. И одно из заданий, которое нас особенно интересовало, затрагивало эпизодическую память — тот тип памяти, который мы используем каждый день. Мы знаем, что эпизодическая память связана с функциональностью пациентов с шизофренией и болезнью Альцгеймера. И мы знаем, что если мы сможем улучшить эпизодическую память, мы, скорее всего, сможем улучшить и функциональный результат.

И мы решили использовать тему волшебников: все знают про Гарри Поттера, всем это интересно, и, похоже, людей с шизофренией, чью эпизодическую память мы пытались улучшить, это могло бы вовлечь в процесс тренировок. Так что мы решили работать с этим мотивом. Мы использовали данные о том, как активизировать нужную часть мозга, которые мы получили в ходе наших исследований. Мы уже опубликовали в журнале «Нейропсихология» (Neuropsychologia) работу о том, что мы проводили исследование мозга пожилых людей и людей с умеренными когнитивными нарушениями. Когда мы просили их выполнять задания PAL-теста и смотрели на активность их мозга в сканере, мы видели отличную активизацию в области гиппокампа, так что мы знали, что эту область можно стимулировать и активизировать. И мы вложили это в игру, а затем провели пилотные исследования на пациентах с шизофренией, чтобы убедиться, что им интересно, все нравится и они все поняли. Таким образом, это мотивирующий способ улучшить когнитивную функцию людей. В сущности, это тренировка когнитивных способностей, которую психологи оценивают как очень эффективную, но в виде игры. И сейчас есть компании — производители видеоигр, которые называют себя «серьезными» компаниями, и они пытаются такими способами работать над улучшением когнитивных способностей и для здоровых людей тоже. И это полезно для нас, ведь всем нравится играть, а теперь мы можем играть в полезные игры. Но, конечно же, не все игры полезны. Те, о которых я говорю, основаны на доказательной базе, так что очень важно, чтобы за этими играми была научная база, показывающая, что они действительно успешно работают.

В нашей игре мы решили сосредоточиться на эпизодической памяти. Во время игры вы можете сражаться с другими волшебниками, и что вам нужно делать (и за это отвечает область гиппокампа) — это запоминать расположение объектов в пространстве, и игра во многом направлена на это. И если вы запоминаете нужные вещи, вы получаете в награду новые заклинания и можете сражаться с другими волшебниками, так что игра очень вовлекает. Что самое замечательное, игра сделана так, чтобы помочь вам с мотивацией: если все хорошо, она подталкивает вас вперед, и игра становится сложнее, и вы получаете больше бонусов, и у вас становится больше заклинаний, вы сражаетесь с другими волшебниками и продвигаетесь по сюжетной линии. Но если вам сложно, то вы откатываетесь назад. Так что игра сделана так, чтобы убедиться, что вы учитесь и запоминаете столько, сколько можете, и она дает вам все больше и больше уровней сложности. И вы постоянно сталкиваетесь с новыми ситуациями и волшебниками, которые пытаются атаковать вас, а вы пытаетесь атаковать их, и, когда у вас все получается, вы получаете награды.

Мы обнаружили, что если попросить пациентов с шизофренией тренироваться 8 часов на протяжении месяца, улучшается не только их эпизодическая память, но и жизнедеятельность в целом: когда мы посмотрели на их результаты по шкале глобального функционирования (GAF), мы обнаружили улучшения в этой области. Так что влияние теста не ограничивается эпизодической памятью — у пациентов улучшается и глобальное функционирование. Когда мы попросили пациентов с шизофренией играть 8 часов на протяжении месяца, мы обнаружили, что они получают улучшения не только эпизодической памяти, но и психосоциального функционирования. Так что игра действительно дает улучшения, которые не ограничиваются памятью, — они также проявляются и в психосоциальном функционировании, и в повседневной жизни.

[post id=70638″»Сегодня люди очень интересуются своим физическим здоровьем и мониторят его: у них очень часто есть FitBeats, с помощью которого они измеряют количество шагов, когда бегают, или приложение на телефоне, которое анализирует их сон. Так что люди заинтересованы в том, чтобы следить за своим физическим здоровьем. Но, к сожалению, мы пока не используем новые технологии в достаточной мере для улучшения когнитивных способностей, для поддержания здоровья мозга. Так что было бы здорово, если бы у нас было больше приложений, с помощью которых люди могли бы измерять свои когнитивные способности и, заметив изменения, начать улучшать их. Это было бы очень эффективно. Люди могли бы использовать игры или приложения, чтобы улучшать когнитивные способности и, надеюсь, психическое благополучие тоже.

Люди играют в игры. Так что им стоит играть в те игры, которые полезны для здоровья их мозга, мотивируют их и, возможно, помогают поддерживать позитивный взгляд на жизнь, потому что мы можем корректировать и это (когнитивно-поведенческая терапия на этом и сосредоточена). Но нужно использовать игры, за которыми стоит научная доказательная база, потому что у некоторых игр нет нужного эффекта: нет нейропсихологических или нейровизуальных свидетельств, показывающих, что они влияют на поведение или на мозг человека. Но для игр, основанных на научной базе, которую собирали в течение долгого времени, такие свидетельства есть.

Один из способов, как мы можем использовать игры, — это для помощи людям с нейропсихиатрическими расстройствами и травмами мозга. Например, мы сейчас работаем с людьми с умеренными когнитивными нарушениями, то есть в ранней стадии болезни Альцгеймера, и мы работаем с особой группой — с умеренными когнитивными нарушениями амнестического типа. Сейчас известно, что это расстройство развивается в болезнь Альцгеймера. Если вы сможете активизировать области мозга, которые раньше всего затрагивает болезнь Альцгеймера, такие как гиппокамповая формация, вы обнаружите, что можете поддерживать функционирование этих областей в течение большего времени и отсрочить самые худшие последствия некоторых из этих болезней.

Мы также знаем, что и у здоровых людей со временем наблюдается снижение когнитивных способностей. Мы функционируем на высшем уровне в возрасте от 20 до 30 лет, а затем наши когнитивные способности начинают снижаться. Конечно же, у здоровых людей есть свой опыт, стратегии, как преодолевать такие проблемы, например то, что память не так хороша, как раньше. Но игры могут быть хорошим способом активизировать эти области мозга, связанные не только с памятью, но и с вниманием, ведь внимание сейчас так важно. Нам часто нужно концентрировать внимание на чем-то, чтобы хорошо справиться с задачами, которые требуют, чтобы мы сосредоточились и работали на максимуме. Но теперь мы решаем сразу много задач: постоянно заглядываем в телефоны и компьютеры и так далее. Из-за этого многим людям сложно надолго концентрировать внимание на чем-то одном, хотя это может быть необходимо в каких-то профессиях.

Также это может быть полезно для других групп людей, например с СДВГ — у них есть проблемы с концентрацией и удержанием внимания, и они с трудом сосредотачиваются на одном предмете. Из-за этого, если они страдают от средней или тяжелой формы заболевания, им часто прописывают препараты, а умеренный СДВГ можно лечить при помощи психотерапии, например когнитивно-поведенческой терапии или более узких видов психотерапии, разработанных специально для СДВГ. Но когда дело доходит до средних или тяжелых форм заболевания, то часто используют медикаментозное лечение, например метилфенидат («Риталин»), который влияет на дофамин и норадреналин в мозге. Но, возможно, мы сможем снизить необходимость в этих препаратах или, может быть, снизить дозу и частоту приема, особенно для детей. Если бы мы могли использовать тренировки когнитивных способностей, чтобы они могли концентрировать внимание на чем-то и лучше выполнять стоящие перед ними задачи, это был бы самый эффективный способ получить лучшие результаты для людей с СДВГ и другими расстройствами.

Источник: postnauka.ru

Об авторе

Комментарий